Размер текста:
Цвет:
Изображения:

Будет ли Спас медовым: массовая гибель пчел нанесла урон уральскому пчеловодству

Самый «сладкий» праздник последнего летнего месяца — Медовый Спас (отмечается 14 августа) — в этом году омрачен для пасечников массовой гибелью пчел. Такие случаи имели место нынешним летом в Сухоложском, Ирбитском, Тугулымском, Сысертском районах, а также в Асбесте и Каменске-Уральском.

Каковы причины пчелиного мора и насколько велик ущерб, нанесенный отрасли? Не останутся ли без меда почитатели целебного продукта, ведь массовая гибель пчел зафиксирована еще в трех десятках регионов страны?

— Точный ответ на вопрос о причинах гибели пчел в нашем регионе мы сможем дать после того, как получим результаты лабораторных исследований проб меда и погибших насекомых в Всероссийском государственном Центре качества и стандартизации лекарственных средств для животных и кормов в Москве, — отвечает «УР» заместитель руководителя территориального управления Россельхознадзора по Свердловской области Наталья Банникова. — Поскольку болезнь пчел мы исключили, велика вероятность того, что они погибли от пестицидов и гербицидов, применяемых для обработки посевов.

Предположение более чем обоснованное, поскольку уже есть прецеденты, когда пасечникам удается в суде доказать причинно-следственную связь пчеломора с нарушениями агротехники возделывания сельхозкультур. Так, буквально на днях пчеловод из Орловской области взыскал с фермера 570 тысяч рублей за 70 погибших пчелосемей и недополученную прибыль от продажи меда. Суд признал ответчика виновным в том, что тот обработал пестицидами посевы рапса, не предупредив об этом хозяина пасеки. В соответствии с санитарными правилами и нормами сделать это необходимо не позднее, чем за три дня до химобработки.

— Скорее всего, и в нашем регионе гибель пчел спровоцирована неграмотным применением химикатов некоторыми аграриями, — считает Наталья Банникова. — Многие просто забыли, как это делается по правилам или выполняют их формально: дадут объявление в местную газету или ограничатся табличкой-предупреждением на краю поля. А что мешает фермеру известить пчеловодов о предстоящей обработке посевов напрямую или через руководителей поселения? Обратите внимание: у нас нет ни одного сообщения о гибели пчел от пасечников самых пчеловодческих и аграрных районов — Ачитского и Красноуфимского. Объяснение простое — там налажены хорошие связи между двумя равно заинтересованными в развитии пчеловодства сторонами.

Фермерам пчелы нужны как прекрасные опылители растений, обеспечивающие высокую урожайность. Большинство культур при этом являются прекрасными медоносами, что учитывают в своей практике пчеловоды. Многие пасечники кочуют вместе с ульями, устраивая временные стоянки рядом с рапсовыми полями, но забыв предупредить об этом хозяев. Последние могут не знать о поселившихся рядом крылатых соседях и только поэтому не предупреждают пчеловодов о предстоящей химобработке угодий. Так что стремление к взаимодействию, обмену информацией должно быть обоюдным, считает эксперт.

В каждом отдельном случае пчеломора, случившемся в регионе нынешним летом, предстоит разобраться рабочей группе, созданной при региональном министерстве агропромышленного комплекса и продовольствия. К счастью, масштабы урона, нанесенного местному пчеловодству, не столь катастрофичны, как можно было ожидать.

— Пострадали 22 пасечника, которые в совокупности потеряли 115 пчелосемей, — уточняет Наталья Банникова. — Всего же в нашей области пчеловодством занимаются более 700 человек, общее количество пчелосемей, по данным ветдепартамента, составляет 86 тысяч. Таким образом, на объемах произведенного в регионе меда утрата сотни ульев вряд ли скажется. Но для каждого пчеловода, лишившегося всей или части пасеки, это огромная потеря, и мы должны все сделать для того, чтобы подобные инциденты не повторялись в дальнейшем.

Тем же озабочены в Национальной ассоциации пчеловодов и переработчиков пчелопродукции, общие потери от массовой гибели пчел в стране там оценили более чем в триллион рублей. Профильный комитет в Госдуме также оперативно отреагировал на обращения представителей профессионального сообщества и предложил Генпрокуратуре разобраться с нарушителями агротехнической дисциплины. Не исключено, что в результате Россельхознадзору вернут право контролировать применение пестицидов и агрохимикатов в стране, которое в 2012 году было передано Минэкономразвития.

Пока законодатели разбираются, кто и как должен контролировать химобработку полей, пострадавшие пчеловоды Среднего Урала могут, по опыту орловских коллег, обратиться в суд о возмещении убытков. Проще это будет сделать пасечникам, состоящим на учете в госветслужбе и имеющим ветеринарно-санитарный паспорт. Однако из 22 пчеловодов, обратившихся в Россельхознадзор за защитой своих прав, такие документы имели только двое.

Права же потребителей, опасающихся купить зараженный пестицидами мед, надежно защищены автоматизированной информационной системой «Меркурий», утверждает Наталья Банникова:

— Сегодня все пчеловодческие хозяйства включены в систему электронной ветеринарной сертификации. Без лабораторных исследований и соответствующих документов, подтверждающих безопасность продукта, мед ни одного из производителей не попадет на магазинную полку. Мы постоянно мониторим эту товарную группу, и с нарушениями сталкиваемся очень редко, при этом они караются довольно жестко. Так что в торговой сети можно приобретать мед без опасений. А вот покупать его с рук у незнакомых людей я бы не советовала, особенно у тех, кто осуществляет торговлю вдоль автомобильных дорог.

В тему

В декабре 2017 года ООН провозгласила 20 мая международным Днем защиты пчел. Сегодня в большинстве стран ощущается нехватка пчел для полноценного опыления сельскохозяйственных культур, в связи с чем многие государства отказываются от применения наиболее агрессивных пестицидов и агрохимикатов.

Автор статьи: Любовь Шаповалова, фото: pixabay.com

Другие новости